Духи

Статей: 7
1. Нави – существа, обитающие в мирах Нави. Существа миров Тёмной Нави питаются отрицательной энергией, выделяемой при страдании (гаввах) существами Яви и греховной материальностью (грузом души) Жарьих и Навьих тел умерших людей. Кроме навей-паразитов, существуют нави – служебные духи природы (домовые, лешие, эльфы, берегини, стихиалии и т.д.), которые обитают в мирах Светлой Нави.
2. Навь – параллельные миры, соседние (ближайшие) миру Яви. Светлая Навь (Славь) – обитатель умерших праведных людей, но не взрастивших Дивье тело, а также – Служебных Духов Природы. Тёмная Навь – миры чистилищ и ада, обитель демонических существ, питающихся отрицательной энергией (гаввахом), выделяемой существами Яви при страданиях, и греховной материальностью Жарьих и Навьих тел умерших неправедных людей.
3. Служебные духи – существа мира Светлой Нави, созданные Всевышним для обеспечения эволюции живатмы во всех царствах природы.
4. ДЕМОНЫ — Название, присвоенное древними, а в особенности александрийской школой философов, ко всякого рода духам будь они добрыми или злыми, человеческими или другими. Это название часто являлось синонимом богов и ангелов. Но некоторые философы обоснованно пытались провести точные разграничения между этими многочисленными классами.
5. МАНТИЦИЗМ, или мантическое исступление. В этом состоянии появлялся дар пророчества. Эти два слова почти синонимы. Одно почиталось так же, как другое. Пифагор и Платон их высоко ценили, и Сократ советовал своим ученикам изучать мантицизм. Отцы церкви, которые так сурово осудили мантическое исступление у языческих жрецов и пифий, были не прочь применить его для своих собственных надобностей. Монтанисты, получили свое имя от Монтануса, епископа Фригии, который считался божественно вдохновленным и соперничал с μάντεις (мантеями) или пророками.
«Тертуллиан, Августин и мученики Картаги были из их числа,— говорит автор книги «Пророчества древние и современные». — Оргии монтанистов своим диким энтузиазмом походили на вакханалии», — добавляет он.
Что касается происхождения слова мантицизм, то тут мнения расходятся. Существовал знаменитый Мантис Прозорливец в дни Мелампуса и Проэтуса, короля Аргоса; и существовала Манто, дочь пророка Феба, сама пророчица. Цицерон описывает пророчествование и мантическое исступление, говоря, что
«во внутренних закоулках ума скрыта способность божественного пророчествования, божественные импульсы, которые, когда они разгораются сильнее, называются исступлением»
. Но существует еще одна этимология, которую можно применить к слову Мантис, и к которой едва ли когда-либо привлекалось внимание филолога. Мантисическое исступление может иметь более ранние корни. Две жертвенных чаши мистерии Сома, которыми пользуются в религиозных обрядах под общим названием грахас, по отдельности соответственно называется сукра и Мапти [19, 3 ,1]. Вот про последнюю манти или мантхи чашу говорят, что в ней следует «расшевелить Брахму». В то время, когда посвященный пьет (хотя и очень экономно) из нее священный сок Сома, Брахма, или, вернее, его дух, олицетворенный богом Сома, входит в пьющего человека и овладевает им. Отсюда возникновение экстатических видений, ясновидения и дара пророчеств. Оба вида прозрения, — естественное и искусственное, — пробуждаются Сомой. Чаша Сукра пробуждает в человеке то, что природа дает каждому человеку. Она объединяет и дух, и душу, а они сами по своей собственной сущности, которая божественна, обладают предвидением будущих событий, как это доказывают они, неожиданные видения и предчувствия. Содержание другой чаши, манти, которое «расшевеливает Брахму», приводит тем душу в общение не только с меньшими богами, — хорошо осведомленными, но не всезнающими духами, — но действительно с самой высочайшей божественной сущностью. Душа получает непосредственное озарение от присутствия своего «бога»; но так как некоторые тайны, хорошо известные в небесах, людям не разрешаются помнить, то посвященная личность обычно подвергается чему-то вроде священного исступления, помешательства, придя в себя от которого, человек помнит лишь то, что ему позволено. Что же касается другого рода провидцев и предсказателей, а именно тех, которые превращают это в профессию и зарабатывают этим на жизнь, то обычно считают, что они одержимы гандхарвой, божеством, которое нигде так мало не уважается, как в Индии.
6. СТИХИЙНЫЕ ДУХИ (элементалы) — Сущности, развившиеся в четырех царствах, земли, воздуха, огня и воды, которых каббалисты называют гномами, сильфами, саламандрами и ундинами. Их можно называть силами природы, которые действуют, как рабски преданные слуги общих законов, или же могут быть использованы развоплощенными душами людей— чистыми или нечистыми — а также живыми адептами магии и колдовства, чтобы производить желаемые феномены. Такие существа никогда не становятся людьми [Людям, которые верят в способность ясновидения, но не расположенным верить в существование других духов, кроме развоплощенных человеческих душ, — будет интересно прочесть сообщение одного ясновидящего, которое было напечатано в «Лондонском спиритуалисте» от 29 июня 1877 г. При приближении грозовой тучи ясновидящая увидела, «как светлый дух появился из точной тучи и с молниеносной быстротой пронесся по небу а несколько минут спустя увидела в тучах диагональную линию темных духов». Это маруты, упоминаемые в Ведах (см. комментарии Макса Мюллера к «Ригведе Санхите» [46]). Известная и уважаемая лектриса, автор и ясновидящая Миссис Эмма Хардинг Бриттен опубликовала свои сообщения о ее частых встречах с этими стихийными духами]. Под общим названием эльфы и феи, элементальные духи фигурируют в мифах, сказаниях, преданиях всех народов, древних и современных. Имя им легион— пэры, дэвы, джины, сильваны, сатиры, фавны, эльфы, гномы, тролли, норны, ниссы, кобольды, брауны, ники, стромкарлы, ундины, русалки, саламандры, гоблины, понки, баньши, келпи, пиксы, моховики, феи, домовые, дикие женщины, говоруны, белые владычицы — и это далеко не все. Их видели, боялись, благословляли, изгоняли и вызывали повсеместно на нашей планете во все века. Неужели мы должны думать, что все, кто с ними встречались, — галлюцинировали? Эти элементалы являются главными агентами развоплощенных, но никогда не видимых душ, на спиритических сеансах; и они являются производителями всех феноменов, кроме субъективных.
7. ТЕУРГ — От Θεος , бог, и от εργον , работа. Первая школа практической теургии в христианском периоде была основана Ямвлихом среди александрийских платоников; но священнослужители, прикрепленные к храмам Египта, Ассирии и Вавилона, и те, кто принимали активное участие в вызывании богов во время священных мистерий, были известны под этим именем с древнейших времен. Целью таких вызываний было сделать духов видимыми для смертного глаза. Теург являлся знатоком эзотерического учения в святилищах всех великих стран. Неоплатоников школы Ямвлиха звали теургами, ибо они совершали «церемониальную магию» и вызывали «духов».умерших героев, «богов» и демонов (δαιμόνια , божественных, духовных существ). В тех редких случаях, когда требовалось появление осязаемых и видимых духов, — теургу приходилось снабжать вещих призраков частью своего собственного тела и крови— ему приходилось совершать теопейя или «сотворение богов» посредством таинственного процесса, хорошо известного современным факирам и посвященным брахманам Индии. Это то, о чем говорится в «Книге вызываний» в пагодах. В них проявляется совершенная идентичность обрядов и ритуалов между старейшей брахманистской теургией и теургией александрийских платоников:
«Брахман Грихаста (вызыватель) должен пребывать в состоянии совершенной чистоты прежде чем отважится вызывать питри». После того как он приготовил лампу, некоторое количество сандалового дерева, курения и т. д., начертив магические круги, как ему было преподано его высшим гуру, чтобы не допустить плохих духов, он «перестает дышать и призывает огонь помочь ему рассеять свое тело». Он произносит установленное количество раз священное слово, и «его душа уходит из его тела, а тело его исчезает, и вызванный дух спускается в двойное тело и оживляет его». Затем «Его (Грихасты) душа снова входит в его тело, чьи тонкие частицы опять снова собираются вместе после того, как было образовано из их эманаций воздушное тело для того духа, которого он вызвал». А теперь, когда он образовал для питри тело из самых чистых и существенных частиц своего собственного тела, Грихасту разрешается, после того как церемониальное жертвоприношение закончилось, — «беседовать с душами предков и питри, предлагать им вопросы по тайнам Бытия и трансформациям нерушимого». «Затем после того, как он задул свою лампу, он должен зажечь ее снова и отпустить на свободу плохих духов, задержанных его магическими кругами и уходить из святилища питри»
. Школа Ямвлиха отличалась от школы Плотина и Порфирия, так как последние были весьма против церемониальной магии и практической теургии, признавая их опасными, хотя эти два выдающиеся человека непоколебимо верили в обе.
«Теургия или благотворная магия и гоэтическая или черная и злая некромантия пользовались одинаковым доверием в первом веке христианской эры»
. Но никогда ни один из этих высоко нравственных и благочестивых философов, чья слава дошла до нас незапятнанной ни одним злодеянием, не прибегал ни к какой другой магии, кроме теургической или благожелательной, как ее называет Бульвер-Литтон.
«Кто бы ни познакомился с природой божественных сияющих явлений (ψασματα), тот также знает, почему необходимо воздержаться от всякой животной пищи, а в особенности должен воздержаться тот, кто спешит освободиться от земных забот и пребывать с богами небес », — говорит Порфирий».
— Хотя он сам отказывался применять на практике теургию, Порфирий в своей «Жизни Плотина» упоминает египетского жреца, который
«по просьбе некоего друга Плотина (каковым другом, возможно, был сам Порфирий, — замечание Т. Тэйлора), продемонстрировал Плотину в храме Изиды в Риме семейного демона или, выражаясь современным языком, ангела хранителя этого философа»
. Преобладающей популярной идеей было, что теург так же, как и маг, совершал чудеса, вызывал души или тени героев и богов, а также совершал другие тавматургические деяния посредством сверхъестественных сил.