Космогония

Статей: 1
1. ЭВОЛЮЦИЯ — развитие высшего порядка животных из более низкого. Современная или так называемая точная наука признает только одностороннюю физическую эволюцию, предусмотрительно избегая и игнорируя высшую или духовную эволюцию, признание которой вынудило бы наших современников признать превосходство древних философов и психологов над ними самими. Мудрецы древности, поднявшись до непознаваемого, выбрали в качестве отправной точки первое проявление невидимого, неизбежного, и путем строго логических рассуждений пришли к абсолютно необходимому творящему Существу, к Демиургу вселенной. У них эволюция начинается от чистого духа, который спускаясь все ниже и ниже, принимает, наконец, видимые и постижимые формы и становится материей. Дойдя до этой точки, они размышляют методом Дарвина, но на гораздо более обширной и всесторонней базе. В «Ригведа Санхите», старейшей книге в мире (которой даже самые осторожные наши индиологи и санскритологи приписывают древность от двух до трех тысяч лет до рождения Христова, переведена Максом Мюллером, профессором сравнительного языковедения Оксфордского университета Англии), в первой книге «Гимнов марутам» сказано: «Небытие и Бытие существуют в высочайших небесах на месте рождения Дакша в лоне Адиты» [Мандала I, шукта 166]. «В первом веке богов Бытие (постижимое божество) родилось из Небытия (которого никакой разум не может постичь); после этого были рождены Регионы (невидимые), а из них — Уттанапада. «Из Уттанапад Земля была рождена и Регионы, (те, которые видимы) были рождены из Земли. Дакша был рожден от Адити, и Адити от Дакша» (там же). Адити есть Бесконечное, и Дакша есть дакша-питарах, буквально означающее отец богов, что Макс Мюллер и Ротх истолковали как отцы силы, «сохраняющие, обладающие, награждающие способностями» Поэтому легко понять, что «Дакша рожден от Адити и Адити от Дакша» означает то, что современники понимают под «корреляцией сил», тем более, что мы находим в этом параграфе (в переводе проф. Мюллера):
«Я помещаю Агни, источника всех существ, отца силы (III, 27, 2), ясная и идентичная идея, которая преобладает в учениях, зороастрийцев, магов и средневековых огнепоклонников. Агни есть бог огня, духовного эфира, сама субстанция божественной сущности невидимого Бога, присутствующем в каждом атоме Его творения, называемого розенкрейцерами «небесным огнем». Если мы только тщательно сравним стихии из этой мандалы, одна из которых гласит:
Небо ваш отец, Земля ваша Мать, Сома ваш брат, Адити ваша сестра» [I, 191, 6], «Dyarih vah pita, prithivi mätä sömah bhrätä äditih sväsä».
с надписью на «Изумрудной скрижали» Гермеса, и мы найдем тот же самый субстрат метафизической философии, идентичные учения.
«Как все создано посредничеством одного существа, так все было произведено из этого единого путем приспособления: «Его отец — солнце, его мать— луна» и т. д. Отделите землю от огня, тонкое от грубого... То что я должен был сказать о действии солнца — завершено» (Изумрудная скрижаль). /Так как о совершенной идентичности философских и религиозных учений древности мы полностью будем трактовать в последующих главах, — мы пока что ограничимся этими объяснениями/.
Профессор Макс Мюллер видит в этой мандале «наконец нечто похожее на теогонию, хотя полную противоречий» /«Ригведа Анита», стр 234/. Алхимики, каббалисты и изучающие философию мистиков найдут в ней ясно обрисованную систему эволюции в космогонии народа, жившего два десятка тысяч лет до нашей эры. Кроме того, они найдут там полное сходство мыслей и даже самой доктрины с герметической философией и также с философией Платона и Пифагора. В эволюции, как ее начинают понимать теперь, предполагается присутствие во всей материи импульса, заставляющего стремиться к высшим формам — это предположение ясно выражено Ману и другими индийскими философами глубочайшей древности. Философское дерево иллюстрирует растворение цинка. Спор между последователями этой школы и эманистами вкратце может быть изложен так: эволюционисты прекращают свои исследования у границ «Непознаваемого»; эманисты же полагают, что ничто не может быть развиваемо (или, по значению этого слова, выявлено из чрева или рождено), за исключением того, что изначально было заложено, указывая таким образом, что жизнь имеет своим началом духовную мощь, которая выше всего.